Чистой душой дорожить...


В дни Великого поста Максим ПАВЛОВ ЧИСТОЙ ДУШОЙ ДОРОЖИТЬ (Начало. Продолжение будет следовать) "Песни Максима Павлова по-настоящему народны. В наше время, когда любовь к Родине, истинный патриотизм перестали быть общими словами, его творчество особенно актуально. Талант Максима Павлова отмечен искренностью, трепетностью и глубиной чувства истинно славянской души". Татьяна Дмитриевна Крошилина, доцент кафедры хорового и сольного народного пения РАМ им. Гнесиных Меня долго-предолго не покидало сомнение: а имею ли я право начать свой короткий рассказ о певце Максиме Павлове именно с картины Нестерова «Видение отроку Варфоломею»? И знаете – пришел к выводу: а почему нет? Ведь не дает мне покоя все эти дни осенняя позолота прозрачного простора. Воздух, насыщенный раздольем и запахом прихваченных холодком трав. Редкие березки, выбежавшие на пригорок погреться под лучами еще теплого солнца. И мальчик – прозрачная, хрупкая тростинка, прижавший руки к сердцу от неизъяснимой любви к тому, что сейчас видится и слышится. Нестеров, скорее всего, сам был влюблен в неброскую красоту осенней Руси – то ли Подмосковье это, то ли ярославские дали, а может быть, заволжская земля. Одним словом – средняя полоса России. А ведь совсем недалеко от нее такие же просторы в белорусском Полесье. Эти же пологие пригорки. Такие же прозрачные рощицы. Красота, одним словом, подаренная Богом на радость и на любование людям. Но не мог художник предположить, что, видя перед собой будущего святителя русского, одновременно он пишет крестьянского мальчика по имени Максим. А может, на два века вперед заглянул и расслышал, как где-то далеко-далеко среди золота осени убегает в небо робкий голосок белорусского отрока. На то он и Нестеров. На то он и художник. На то он и провидец. А дома мама, прижимая к груди каравай свежеиспеченного хлеба, усаживала за стол Максима, наливала в кружку молока и приговаривала: - Сыночка мой, ты, как и мы с отцом, родился, чтобы тяжело работать и трудно жить. Не песни петь, а работать на земле. Мать рядом с истиной была – трудно работать надобно, не понимая, что порой песни петь труднее, чем землю пахать, хлеб растить. И когда Максим украдкой от матери, но в тайном сговоре с отцом, убегал из дома в Минск учиться «песни петь» - в отцовских штанах и в его же рубахе, был уверен в одном: он поступит в музыкальный колледж. Да вот на экзамены опоздал. Экзаменационная комиссия была не сговорчива: опоздал, так опоздал, приезжай на следующий год, и только директор колледжа, после того, как Максим Павлов спел родные народные песни, поставил точку: - Не мы парню такой талант дали, не нам его и отнимать. Няма хлеба, няма солі, — Чужому рабі; Няма шчасця, няма долі, — Вось тут і жыві!..


Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Тегов пока нет.

© 2021 МАКСИМ ПАВЛОВ.